Грустный праздник

Все, кто меня знает, давно в курсе, что основной род моей деятельности — юриспруденция. Но, помимо этого, я ещё и профессиональный практикующий психолог. Однако имеется и третий диплом. О получении мной специальности пока недостаточно распространенной, но с большой претензией на популярность. Специальность эта — медиация. В более ранних своих постах я упоминала о ней. К слову, услуги по медиации на сайте нашей юридической фирмы появились еще в 2015 году.

Некоторое время назад появилась возможность повысить свою квалификацию медиатора в Москве. Первый модуль обучения вела Ольга Викторовна Аллахвердова. Откровенно говоря, если бы она была просто медиатор, вряд ли бы я поехала учиться. Но она психолог по образованию. Более того, кандидат психологических наук. Когда я прочла ее регалии, у меня случился оргазм головного мозга от предвкушения общения с ней. Это не простой медиатор, который жонглирует выученными техниками и мало вникает в суть отношений. Это психолог! А психолог смотрит вглубь. Он понимает людей. Медиатор в отличие от психолога все же скользит по поверхности. «Ковыряться» в чужих мозгах медиатор не должен, да и не в состоянии это сделать.

Мои предвкушения и ожидания от общения с Ольгой Викторовной полностью оправдались. Это, пожалуй, первая в моей жизни встреча с человеком, который довольно точно расшифровывает психотип человека. Общались мы в основном в рамках тренинга. Мне повезло работать с ней в паре, т.к. обучающихся оказалось нечетное количество, а некоторые задания предполагали именно парную работу.

Одним из заданий было посмотреть друг другу в глаза в течение минуты. Следующим заданием было рассказать своему оппоненту о том, каким он был, на ваш взгляд, в своем пятилетнем возрасте. Рассказав друг о друге, мы обе были точны процентов на 90. Было забавно. Она удивилась моей точности не меньше, чем я ее. До встречи с ней мне не доводилось вживую  пообщаться с человеком, который также точно мог бы описать меня, как я описываю его, просто посмотрев мне минуту в глаза. Давно я не испытывала удовольствия от такого высокого уровня профессионализма у психолога.

Пожалуй, я могла бы написать бесконечно длинный пост о том, сколько положительных эмоций я получила от общения с Ольгой Викторовной, и сколько всего полезного она дала на своем модуле обучения. О том, как мы с ней сблизились. О чем коротко говорили наедине во время перерывов. О том, как она крепко по родному обняла меня и сказала, что будет рада, если я приеду к ней в гости в Питер. О том, как она призналась мне, что была поражена, как быстро я «смогла ее расшифровать» и разобраться в ее психотипе. О том, как она пожелала мне всяческих успехов, сказав, что ей было очень приятно работать в группе, где «был человек, с которым она была на одной волне» и который смог глубоко понять все те психологические моменты, о которых она говорила. Я никому не рассказывала, поскольку не хотела, чтобы это было воспринято, как хвастовство. Возможно, и сейчас это будет лишним. Но уже перед тем, как окончательно попрощаться, крепко держа меня в своих объятиях, Ольга Викторовна сказала, что я вошла в ее «личный список самых умных психологов», с которыми она когда-либо была знакома. От удивления я не поверила своим ушам. Услышать столь высокую оценку от человека такого уровня и масштаба, как Ольга Викторовна — дорогого стоит.

Но, по-видимому, я уже не напишу подробный пост о том, как прошло мое обучение у Ольги Викторовны. Скоро поймете почему.

Вчера был праздник. 75-я годовщина победы над фашизмом. Я не стала ничего писать по этому поводу. У меня просто не поднялись руки. Парада не было. Впервые за 75 лет. Причина — всем известна.

Что тут скажешь? Не хочу уподобляться «жителям» закрытых чатов, занимающихся бессмысленной болтовней и рассуждениями, которые уже тошно читать. Кто-то с не очень устойчивой нервной системой впал в кризис дезадаптации и по ту сторону телеграмма хорохорится, угрожая паре десятков коллег по чату, что у него там «вилы наготове». Ну-ну. Главное, чтобы у тех, у кого наготове вилы, пупки не развязались от напряжения, которое они в этих почти бесполезных и во многом даже вредных чатах создают. Все эти диванные герои (которые считают чуть ли не своим долгом прокомментировать каждую новость в негативно-извращенном ключе, следуя принципу «я всегда имею, что вам сказать»), уже залили соплями весь интернет. Только от их нескончаемого негатива лучше не становится и карантин быстрее точно не снимут.

Так вот, в без того грустный праздник 9 мая, уже ближе к ночи, я узнала, что Ольга Викторовна Аллахвердова скончалась. Если честно, от этой новости я испытала острую душевную боль. Но писать под постом — первоисточником (который я обнаружила в фейсбуке) о ее кончине никому не нужные слова соболезнования я не стала. Ее больше нет. Все слова пусты и бессмысленны.

К сожалению, я не верю в переселение душ, в потусторонний мир, в то, что наши усопшие родственники смотрят на нас с небес и так далее. Иногда в качестве литературного приема я могу употребить нечто подобное. Но в то, что после смерти наступает конец, и никакая душа не мечется между раем и адом, я лично не сомневаюсь. Скажу откровенно, когда ты не веришь во все это дело, жить на самом деле сложнее. Поскольку нет и капли надежды, что после смерти твоя душа будет жить дальше. Зато есть осознание, что тебе дана только одна попытка прожить полную впечатлений, достойную и насыщенную жизнь. Тот, кто верит, что его душа вечна (и я их понимаю, и ничуть не сужу), и что она вернётся на землю в следующем воплощении, нередко живут с мыслью, что у них всегда будет возможность в будущем почистить/отработать свою карму. Не в этой жизни, так в следующей. Я же уверена, что второй попытки не будет, поэтому изначально свою карму не пачкаю. Ни подлыми поступками, ни безудержно развязным образом жизни.

Во что я предпочитаю верить? В искреннюю любовь, в бескорыстную доброту, в мужество, стойкость, терпение, волю. Это то, что я видела, испытывала, чувствовала. И это навсегда останется со мной. Что бы и кто бы ни говорил о том, как жесток мир, я не перестаю верить, что человеческие добродетели победят в конечном счете любые невзгоды.

Вспоминая Ольгу Викторовну, могу заключить, что я увидела в ней человека, сочетающего в себе лучшие добродетели.

К сожалению, моя вера, точнее неверие, говорит мне о том, что нет никакого толку писать в интернете слова соболезнования об умершем, поскольку ему уже не поможешь. И этот пост, к сожалению, не для Ольги Викторовны. А в память о ней. Надеюсь, что она прочла мое длинное письмо, которое я написала через пару дней после окончания модуля. Слишком мало людей, которым я могла бы сказать или написать то, что написала ей. Цитировать не буду. Эти слова предназначались только для нее. Если бы она не болела, мы бы встретились с ней в Питере, поскольку я планировала поехать туда в суд и зайти к ней в гости. Но увы. Больше мы не увидимся.

Я буду помнить ее всегда.